Размер текста:    Печать

Юрий Андрухович: Иван Котляревский, как и Моцарт, был масоном

20 мая 2017, 01:01
Юрий Андрухович: Иван Котляревский, как и Моцарт, был масоном

Поэт, прозаик и эссеист, Патриарх Бу-Ба-Бу и "священная корова современной украинской словесности", как называют гения "укрсучлита", открыл народу тайны еще одного классика украинской литературы – Ивана Котляревского. Писатель, произнесший фразу "Украина – не Россия" в культовом романе "Московиада" еще задолго до президента Кучмы, устроил для поклонников своего творчества на "Книжном Арсенале"  настоящий мультимедийный банкет в стиле Котляревского  "Бесконечное путешествие, или Энеида", посвященный 175-летию первого полного издания эпичной поэмы-бурлеска. В просторном зале выключили свет, зазвучала музыка Баха на классической гитаре (для присутствующих старался контрабасист с мировым именем Марк Токар), на кирпичных колонах запрыгали огоньки световой инсталляции и зазвучал бархатный мелодичный голос Андруховича, который в этот вечер не только наизусть декламировал отрывки из знаменитой поэмы и собственные стихи, но и познакомил нас с жизненным закулисьем Ивана Котляревского и обыграл все это так искусно, тонко, инкрустировав повествование мельчайшими деталями, что некоторые зрители сидели на лекции, без преувеличения, с открытыми ртами. А чтобы вечер не выглядел формально, Андрухович радушно угощал гостей – как и положено на банкете! Девушки в национальных украинских костюмах носили по залу огромные подносы с вкуснейшими наливками - "Чар-зелье", "Вишняк", на столах горели свечи, и казалось, ты переместился во времени лет на двести назад – аккурат в то время, когда жил и творил свою "Энеиду" Котляревский. "КП" в Украине" выбрала несколько интереснейших фрагментов лекции, которые новыми глазами помогут вам посмотреть на фигуру Котляревского в разрезе мировой истории литературы. …Самые разные слои населения любили и недолюбливали Котляревского. Его с превеликим удовольствием читали панычи, а народ часто-густо в его произведении появляется в карикатурном свете. Но были и другие, - которые за недостаток аристократизма, сознательное и чуть ли не саботажное умаление национальной эстетической парадигмы, не уважали писатели. Третьи – за приспособленчество и верноподданство, за малороссийскую лояльность и оды князьям. Четвертые – за сепаратизм, партикуляризм, хохляцкое лукавство и высокомерно-пародийную манеру относительно великого имперского контекста. Есть еще пятые, шестые, седьмые… Ведь Котляревского можно недолюбливать и за поверхностность, за тяжеловесный офицерский юмор, за дорогой особняк в Полтаве, за шведов, за Великую французскую революцию, за перстень с бриллиантов, лично пожалованный императором Александром Первым, за масонство. Признаки принадлежности к последнему, по мнению версий ученых, то тут, то там просачиваются в 4-й части "Энеиды". Многие не любят Котляревского за "котляревщину", хоть и признают, что сам он в этой национально-культурной болезни вроде бы и невиновен. Но случилось то, что случилось – он породил моду, а за ней и стиль. Что-то чрезвычайно целостное, графоманское, самобытное. Целый материк дешевых и искренних, как это бывает на пьяную голову, чувств. Такой вот себе полтавско-гадяцко-лубенский материк с дополнительным архипелагом в Петербурге, заселенный целой плеядой оборотней и иных монстров, одаренных бурлескными, и как правило, двойными казацкими прозвищами и именами. …Украинская литература начиналась как будто в шутку. Гости в самых богатых домах собирались на исключительно щедрые званые обеды. И в перерывах между распиванием наливок, раскуриванием сигар и игрой в бостон, находилось место для чтений все новых и новых урывков "Энеиды", которую автор писал по принципу "Продолжение следует" - от принятия до принятия, от одного публичного повода к другому. Это был долгоиграющий во времени проект. Котляревский пестовал его на протяжении долгих 26 лет, - практически столько же Гете создавал своего "Фауста", если такое сравнение не покажется вам чересчур циничным. …Пятнадцать лет Котляревский, в идеале знавший французский, переводил труд французского богослова "Размышления о расположении, с каким должно приступать к чтению Святого Евангелия от Луки". Если принять версию гениальности как чего-то среднего между непониманием и случайностью, то здесь присутствует именно она, - гениальность. А мне нравится то, что автора "Энеиды", этой провокации в стихах, любили в обществе. Что его вульгаризмы породили среди высших общественных слоев моду на долгие года на все украинское. Что от сильных мира сего он всегда получал предостаточно привилегий и не должен был расценивать собственное творчество как самопожертвование. Мне нравится, что это творчество было не жертовным и непринужденным, - а значит, свободным. …Котляревский, как и Моцарт, был масоном. Он являлся членом масонской ложи "Любовь к истине", которая, в свою очередь, принадлежала к Союзу Великой ложи Астрея. Тайная позиция Котляревского в ложе называлась "рития". Система тайных знаков, обмен перстнями, эзотерические карточные сеансы и культовые музыкальные вечеринки – эта вся атрибутика идеально дополняет его блестяще-поверхностную душу. Кстати, я все никак не дождусь школьных рефератов на тему "Украинская литература как порождение масонского сговора" (смеется). И наконец, мне нравится, что эта наша литература началась с пиратского бестселлера. Что огромные тиражи "Энеиды" каждый раз успешно продавались, что принудило автора, дописывая следующие части поэмы (в частности, раздел о путешествии Энея в ад), петербургского пирата-издателя на вечные муки. …В истории Котляревского остаются два императора – российский Александр и французский Наполеон. Первый подарил ему перстень с бриллиантом, чин майора и пенсию. Второй, покидая полыхающую огнем Москву, захватил с собою образец "Энеиды" - быть может, в качестве талисмана. Или как писанный эзотерическими буквами священный текст. Все это не может очаровывать. Хорошо, что начало литературы тем языком, которую до сегодня принято считать украинской, было именно таким – веселым, игровым и… пиратским! …Дидона в "Энеиде" Котляревского – королева самоубийц. Но не верьте, что она пронзила себя мечом Энея. Во всемирном клубе самосожжений Дидоне принадлежит по праву одно из самых почетных и высоких позиций – на самой вершине самого высокого костра ее полыхающий обелиск должен был стать настолько высоким, чтобы Эней увидел его далеко из моря, убегая подальше из Карфагена на своих кораблях. Английский композитор Генри Перселл в 1679 году написал произведение, которое называют "Плач Дидоны". Я называю его для себя "Помни меня". Оглянись, ужаснейший из любовников, беглец на своих кораблях…

По материалам: kp.ua
Добавить комментарий:
:D :lol: :-) ;-) 8) :-| :-* :oops: :sad: :cry: :o :-? :-x :eek: :zzz :P :roll: :sigh:
 Введите верный ответ